| Home | Chortitza Kolonie | Molotschna Kolonie | Dörfer in Russland | Bücherregal | Karten | Bilder und Fotos | Namen und Listen | Sitemap |

 

 

О предках семьи Нейфельд со стороны нашего отца Нейфельд Петра Яковлевича (VI.1892 - I.1939). Erinnerungen von Lika (Angelika) Neufeld

 

Von Rita Dick (Email) (Webseite), alle ihre Berichte.

 

Ortsseite Gut Gut Ebenfeld (Heinrich Johann Käthler), bei Schönfeld Kolonie.

 

In Klammern mit gelbem Hintergrund Bemerkungen von Rita Dick.

 

Записала его дочь Анжелика. Согласно воспоминаний тети Нюси - папиной сестры. (Нюся уже в Канаде вышла замуж за Heinrich Görz, который написал известные книги: «Memrik“, „Die Molotschnaer Ansiedlung“ und andere).

 

Наш прадед Генрих Кäтлер из села Гросвайде купил землю у русского дворянина, жившего в Москве, земля эта находилась недалеко от г. Молочанска и рядом с украинским селом Гуляй-Поле (Родина Нестора Махно - предводителя банды Анархистов). Построив имение "Ebenfeld", он женился на вдове - Марии Янцен, дети которой от первого мужа были уже взрослыми. В новой семье у них родились 3 дочери: Катерина (по мужу Шрёдер) и Мария (по мужу Нейфельд - это была наша бабушка) - они были двойняшками. И третья дочь Елена ( по мужу Классен).

В 1895 году прадед умер - дочери в это время уже были замужем. Было построено еще два хутора для Шрёдеров - "Bergfeld" для Классен "Silberfeld", а родовое имение "Ebenfeld" досталось нашей бабушке, т.е. семье Нейфельд. Все три хутора были расположены рядом, каждый имел небольшой лес и земли для посева; вокруг были украинские села. Наш дед Яков Нейфельд был родом из села Либерау, очень любил сельское хозяйство, но по профессии был педагог. После женитьбы на нашей бабушке, он занялся реставрацией дома: достроил 2 этаж, провел водяное отопление. Во дворе была построена школа для своих детей, а также и детей соседних сел. Преподавал сам дедушка. Также построили дом для воскресных служб, похорон, свадеб. Заложили большой сад, с фруктовыми и декоративными деревьями, беседками, дорожками все по английскому стилю. На огороде, кроме овощей росло много цветов. На выезде из усадьбы было несколько домиков, где жили дальние родственники, которые арендовали земли у дедушки, а также выполняли всякие работы по усадьбе. Во время посевной и уборки урожая нанимались рабочии из ближних сел, но сам дедушка и его сыновья тоже всегда работали в поле, дочери помогали по дому, в кухне, саду и огороде. Дедушка был строгим, но справедливым как с детьми, так и с рабочими. Бабушка была очень доброй, воспитывала детей работящими, добрыми, прививала им христианскую веру. Детей было 7: наш папа старший Петр, тетя Катя, тетя Наташа, дядя Heinz, тетя Нюся, дядя Ваня и тетя Мими - её бабушка адаптировала. В 1918 году, после революции, их детство кончилось. В феврале м-це в их доме появился Н.Махно со своей бандой. Он был хорошо знаком со всей семьей дедушки, вел себя как друг, но ... отобрал все - землю, скот, машины для обработки земли - все было роздано сельчанам близлежащих деревень. Некоторые семьи из сел переехали в дом к дедушке. Семьи Шрёдеров, Классен выехали из своих домов. Начались вооруженные нападения, убийства. Был убит выстрелом через окно 22-летний сын Шрёдеров. Дедушке дали охрану из австрийских солдат и тогда в его дом приехали семьи Шрёдеров и Классен. Жили все вместе. Лето 1918 г. прошло спокойно. Осенью состоялась свадьба единственной дочери Классен Маргариты. Она вышла замуж за гражданина Германии Георга Епп, который торговал в России автомашинами для одной германской фирмы. Он забрал жену и её родителей и уехал в Германию. В это время дядя Шрёдер решил поехать в свой дом и посмотреть, что там делается и хотел еще кое-чего привезти из своих вещей, но был там на месте зверски убит махновцами. Вскоре махновцы добрались и до дома дедушки. Началась стрельба, все три семьи наскоро собрали несколько чемоданов и под защитой солдат австрийцев уехали из своего имения Ebenfeld навсегда. Много наших родственников и знакомых были убиты бандитами, которые воевали то на стороне красных, то на стороне белых. Наши семьи обосновались в деревне Блюменорт. Тетя Катя Шрёдер, вдова купила себе дом. У нее теперь осталось 6 дочерей и 5 сыновей. Наш дедушка купил очень маленький домик, крытый соломой (этот домик я еще помню). Но бандиты махновцы продолжали зверствовать, особенно в немецкий селах. Однажды один из их главарей приехал в деревню мобилизовать лошадей. Он узнал моего папу и деда и увез их и еще несколько человек из деревни в Гуляй-Поле. Дорогой несколько человек расстреляли. В банде были и некоторые жители украинских сел, которые когда-то работали у дедушки в имении. Помня добрые отношения к ним, они старались освободить деда и папу. Сам Махно дал им бумагу об освобождении из тюрьмы, где заключенные были уже в нижнем белье, готовые к расстрелу. Знакомые украинцы из деревни одели и накормили наших и на другой день они вернулись домой. В октябре 1919 г. в деревне Блюменорт произошла большая трагедия. Ночью столкнулись отряд белогвардейцев и махновцев. Были убитые. Утром началась расправа. Махновцы забрали старосту деревни с двумя сыновьями 16 и 14 лет, пастора, учителя и еще нескольких сельчан - бросили их всех в подвал и утром облили все бензином и забросали гранатами. Все погибли, но этим не закончилась расправа - в деревне расстреляли еще несколько человек, в том числе и Якова Шмидт - мужа Кати Шрёдер. Через два дня собралось много народу так же из других деревень на похороны убитых. Но махновцы снова нагрянули, опять были расстрелы, и в деревне подожгли много домов, также сгорел и дом Шрёдеров дотла (эти руины, где оставались только колодцы да фундаменты я хорошо помню, никто их больше не отстраивал). В 1920 году Красная Армия окончательно победила. По Черному Морю бежали на крейсерах белогвардейцы и махновцы. В стране был страшный голод, разруха. Помогли от голода нашим опять бывшие рабочие-украинцы нашего деда из Гуляй-Поля. Дедушка сам поехал туда и привез продукты, дорогой он заехал в свое имение Ебенфельд. Но там уже было все разрушено и сожжено. 1 марта 1923 года от всего перенесенного дед умер.
В 1922 году было несколько свадеб. Мой папа женился на Анне Дик (Anna Gerhard Neufeld (geb. Dück) (1888-1958) (#133574))- девушке из этой же деревни Блюменорт. Стали они жить в доме маминых родителей, которые к этому времени уже умерли. Мамин брат Андрей (mein Großvater Heinrich Gerhard Dück (#689206) und (#133576) с семьей тоже жил в этом доме. В это же время мамина двоюродная сестра Леля Шрёдер вышла замуж за офицера красной армии, который в последствии служил в отряде охраны Кремля в Москве. Агнесса Шрёдер вышла замуж за Леткеман, у них была одна дочь. Впоследствии она осталась совсем одна и жила в г.Черкесске. Тетя Агнесса пережила и дочь и зятя и умерла в большой бедности также в городе Черкесске. (Там я её дважды навещала, когда была на курорте в Пятигорске). Мария Шрёдер вышла замуж за Нейфельд (нашего однофамильца). Его отец или брат отца, имел какой-то завод на станции Софиевка. Про остальных детей Шрёдеров я ничего не знаю. Семья нашей бабушки продолжала жить в деревне Блюменорт. Я хорошо помню как мы в гости ходили к бабушке. Мои тетя Катя и Наташа тоже вышли замуж. Тетя Нюся осталась с бабушкой, на её иждивении была и Мими, дядя Хайнц уехал в1928 г. Канаду и дядя Ваня был призван в армию, служил на берегу Черного Моря, там он впоследствии женился на болгарке Даре, имел 2 дочерей Тамара и Анжелика. В 1926 г. три брата и сестра нашей мамы уехали в Канаду. Письма от них мы стали получать только в 1956 году уже в Павлодаре.

Ну а наша жизнь в деревне Блюменорт тоже быстро закончилась. Папа работал в колхозе писарем, учил безграмотных. В 1923 году родилась я, а потом в 1925 г. родился мой брат Петя. Коллективизация шла полным ходом. Разруха и голод все увеличивалась. В августе 1931 года папу арестовали и через два дня нас с мамой вывезли на станцию Стульнево, вместе с папой погрузили в телячьи вагоны и в числе тысячи семей украинцев, немцев, татар, повезли на Север - это называлось раскулачивание зажиточных хлеборобов.

 

 

Mein Großvater Heinrich Gerhard Dück und der Mann seiner Schwester, Peter Neufeld, waren sehr gute Freunde. Sie haben auch zusammen die Entscheidung getroffen in der alten Heimat zu bleiben und nicht der Auswanderung seiner Geschwister im Jahre 1926 zu folgen.

Als 1930 die Kollektivierung in Blumenort begann, arbeitete Peter als Sekretär und Rechnungsführer in der ersten Verwaltung dieses Kollektives. Im August 1931 wurde Peter verhaftet. Im wurde vorgeworfen der Sohn eines ehemaligen großen Landbesitzers zu sein. Zwei Tage nach seinem Arrest wurde die ganze Familie nachts aus dem Haus getrieben und nach Norden (Челябинск) ausgesiedelt. Anna und Peter arbeiteten im Bergbau. Sie lebten in unmenschlichen Verhältnissen zusammen mit anderen Leidensgenossen. Hunger, Krankheiten und Tod waren an der Tagesordnung.
1932 wurde die Familie gewaltsam getrennt. Die kleinen Kinder (Lika und Petja) wurden den Eltern weggenommen und zu Peters Mutter gebracht. Dieses geschah nachdem durch die Sovjet Regierung ein neues Gesetz erlassen wurde: „die Kinder sind nicht für ihre Eltern verantwortlich“. Peter und Anna wurden weiter in das Gebiet Perm geschickt (Krasnowischersk). Dort lag schon Schnee. Sie wohnten buchstäblich im Wald, umgeben von Sümpfen. Wie Tiere, graben sie eine Höhle für sich in der Erde, um ein Plätzchen zum Schlafen zu haben. Dass Anna und Peter dort überlebten, grenzt an der Wunder. Das Jahr 1933 brachte einige Veränderungen. Im Frühling durften sie endlich in einem Dorf wohnen, in dem Peter als Buchhalter arbeitete. Anna verdiente ein bisschen Geld mit Nähen. 1934 durften sie ihre Kinder zu sich nehmen. Auf dem Weg nach Blumenort wurde Anna öfters aufgehalten und verhört. Keiner konnte wissen, dass das nächster Treffen mit ihrem Bruder Heinrich und seiner Familie erst in 21 Jahren stattfinden würde.

Die Familie Neufeld war endlich wiedervereinigt. Sie bekamen ein kleines Zimmerchen, in dem Peter ein Etagenbett aufbaute. Die Kinder besuchten die russische Schule, obwohl sie kaum Russisch sprachen. In dieser Zeit schien das Leben ein bisschen leichter zu werden. Anna mit Peter luden in einem Brief meinen Großvater mit seiner Familie zu sich nach Krasnowischersk zuziehen. Nach langer Überlegung hat mein Großvater sich dagegen entschieden.

Am 2. Januar 1938 wurde Peter wieder verhaftet und in ein Gefängnis in Solikamsk gebracht. Zwei Wochen später wurde auch Anna verhaftet. Und so blieben die Kinder ganz allein. Lika war 14 und Petja 12 Jahre alt. Fast ein Jahr kämpften die Kinder ums Überleben. Die russische Familien, die in der Nachbarschaft lebten, teilten das Wenige was sie selber hatten mit den beiden Kindern. Lika putzte in einer wohlhabender Familie. Und im Herbst kam Peters Schwager Friesen und nahm Kinder nach Kasachstan (nicht weit von Djeskasgan) mit.

Am 14.Januar 1939 wurde Peter erschossen. Viele Jahre wusste keiner darüber Bescheid. Nach 13 Monaten Haft durfte Anna wieder nach Hause.


   
Zuletzt geändert am 20 Februar, 2019