| Home | Chortitza Kolonie | Molotschna Kolonie | Dörfer in Russland | Bücherregal | Karten | Bilder und Fotos | Namen und Listen | Sitemap |
 

Краткие биографии прадеда Давида Васильевича Мартенс (1865-1941), его братьев и сестер

 

Von Andrej Krysanow (Email), alle seine Berichte.

 

 

Яков Васильевич Мартенс (Martens, Jacob W, 26 Dec 1860, #693802 он же 6 Dec 1860, #217905) умер в 1929, Давлеканово. Его жена Гертруда Реймер (Gertrude Reimer, 20 Apr 1876, Kleefeld, Molotschna, #217900) смерть 1941 станция Тогузак в Кустанайской обл.
Дети:
Анна «Нюта» Пеннер (Martens, Anna, 17 Sep 1902 [30.09.1902], Davlekanovo, #768528) умерла 4 июня 1982, Казахстан
Мария «Маня» Татаренко (Maria, 2 May 1910 [17.05.1910], Davlekanovo, #768527) умерла 13 янв. 1992, Запорожье

  Были еще дети, но умерли маленькими - «наша баба Маня рассказывала, на усадьбе были большие сосны и там было их семейное кладбище, где были похоронены ещё 6 детей Якова Мартенс - рождались и умирали маленькими, видимо там же был похоронен и Яков Мартенс тоже...»
  Женился Яков 28 февраля 1899 г. «в нашей любимой мирной семье произошло большое изменение. Якоб Мартенс забрал у нас нашу Трудхен. Мне и матери было тяжело отпускать ее. Тем не менее, это должно было случится. Трудхен переехала вместе с мужем в Ворон. губернию, где ему принадлежали 300 десятин земли. Вскоре они продали их и переехали в Уфим. губернию, возле Давлеканово. В сентябре 1902 года я уехал в Давлеканово, чтобы навестить Мартенса, что означало на самом деле путешествие в неизвестный мне мир [История моей жизни Генрих Абрам Реймер 1850-1929]»
  Яков «был конезаводчиком». В перечне землевладельцев Уфимской губернии ему также принадлежало 300 десятин, хотя при разнице цен земли на западе и востоке он мог заметно расшириться. Видимо для отлаженного дела требовалось именно столько.
 «…у него было большое поместье. Держал хозяйство. Про лошадей бабушка рассказывала. У него работали люди. Это был отдельный хутор с большим домом и небольшими домиками для рабочих, помню бабушка говорила у них было много лошадей, ходили они в гимназию, там где преподавал музыку Перк, ведь в Берёзовке школа для бедных была, а они в гимназии учились, а она в Давлеканово находилась, может и возили их туда каждый день…есть фотографии где бабушкина сестра [Мария] играет на скрипке в его оркестре, фото сделано во дворе этой гимназии, эта гимназия до сих пор там стоит, там была знакомая и фото сделала… Бабушку Яков отдал замуж за своего управляющего Якова Мартыновича Пеннер в 1920 году, у них родились две дочери Ирина и Анна, моя мама, тоже в Давлеканово.  В 1927 и 1928 годах…  Когда их звали уехать в Канаду [середина 20-х] наш Яков сказал «мы остаёмся, в России всегда так было, сегодня плохо, завтра хорошо» и не поехал! Вскоре у них всё отобрали. Их выкинули в какой-то домик/сторожку в имении, а сами поселились в большом доме! Пили там и кутили, пожар случился! Обвинили в поджоге прадеда, у него случился сердечный приступ и он умер.
  У них в Давлеканово было ещё жильё какое-то, они туда смогли уехать, а потом в Украину в Мюнстерберг. Мой дед Яков Мартынович Пеннер вывез всех женщин, свою жену – мою бабушку Анну, ее сестру Марию, детей Ирину и Анну, прабабушку Гертруду в поселок Лихтенау. Там они построились, открыли магазин. Продали все золото, даже обручальные кольца.
  Вроде опять все хорошо наладилось и война. Мужчин всех угнали в труд. армию, а женщин в теплушки и в Казахстан. По приезду, через 21 день, когда её вывели из вагона, там собралось много народу, смотреть на фашистов, которых привезли! Она сказала только – «Сколько Мяса кругом» - сошла с ума, вскоре слегла и умерла в ноябре 1941. [правнучка Якова Маргарита Лейбель (Пеннер) со слов двоюродного брата Александра, мамы, бабушки]»
Иван Васильевич Мартенс (Martens, Johann W. , 14 May 1871, #693806, умер осенью 1918 в дороге)
жена Маргарита
дети:
Элла Вильмсен (Мартенс) 4 апр. 1902 - 17 сент. 1980, Омск ,Учитель
Женя Винс (Мартенс) Молочанск (13 янв. 1904 - 8 дек 1979), Омск, Преподаватель немецкого
Вилли/Вася (Wilhelm Martens #1021682) Омск (1905 или 1906 - 21 Jun 1932), тиф, Омск
Ваня Омск 1916 - 1937, расстрел, Прокопьевск, маркшейдер

   Иоганн женился около 1900 года и по крайней мере до 1904 жил в Южной России (вторая дочь родилась в Молочанске/Гальбштадте). Не позднее 1906 года перебрался в Омск (в этом году он брал кредит 5 или 6000 рублей на развитие дела в Сбербанке). 
   В совместной собственности со старшим братом Яковом в 1899 году за ним значилось 4 хутора в Воронежской губернии.
   По роду же занятий он был "купец (..) гильдии", "представитель серьезной немецкой компании [Опель]. Поставлял разную сельскохозяйственную технику, первый трактор в Омск привез он. У него были большие склады для техники, до сих пор действуют. Когда началась 1 мировая война, он по делам фирмы был в Германии, война с Россией и ему представители предложили гражданство немецкое для него и его семьи. Он отказался - семья уже сильно разрослась, большая и оставить родственников не может. Попросил, чтобы помогли вернуться и перейти границу. Он в дипломатическом вагоне доехал до границы, а дальше пешком по снегу (зима) до ближайшего населенного пункта. Ноги обморозил, постепенно все в гангрену перешло. Лечился, ездил на воды, после. Попытались всей семьей уехать за границу через Уфу (там действовал другой режим выезда, чем в России [Вре́менное Сиби́рское прави́тельство]) собрали все и двинулись из Омска в Уфу, Иван Васильевич скончался на пол пути из Омска в Уфу. Маргарита бабушку Эллу отправила с детьми ехать, как решили, в Уфу, сама решила мужа похоронить в Омске и оформить там все, что полагалось, связанное с наследством. Приехала в Омск, и в эти дни пришел Колчак, город был отрезан от Уфы. Все, на 3 года, дети и мать потеряли друг друга. Бабушке Элле было 16 лет. В Омске жили в достатке, была гувернантка у детей, кухарка и т.д. В Уфе было много родственников (видимо, с ее стороны), но их, 4-х детей никто не принял. Элла старшая, чтобы платить за жилье и еду пришлось ходить по домам искать любую работу, зарабатывать на жизнь для младших, пошла нянчить детей и т.п. Закончилась гражданская война , через 3 года дети вернулись к маме в Омск.
   Иван Васильевич был застрахован в страховой компании сам и, видимо, его капитал, имел вклад в Канадском банке. Маргарита оформила наследство. В стране творилось бог знает что. Никакой надежды на получение наследства, наверное, у них не было...
И все же законы медленно, но работали. Наследство пришло из Канады во время войны. Это спасло жизнь очень многим родным из тех, кто жил в Новополь. Папа рассказывал. Вклад был в золотых монетах. А во время войны хождение золота в стране было запрещено. И этот вклад им отдали драпом, тканями, мукой, сахаром, колбасой... Разделила бабушка между всеми родными. Продавали и покупали самое необходимое. Папа говорил, если бы не наследство, просто с голода умирали. 
Были мы с Семеном в Швабахе в 2016 году у дяди Вани. И он мне рассказывал как из этого драпа ему пальто сшили в 1947г. Шикарное. У меня есть фото, где он в этом пальто. Эту фотографию дядя Ваня моей маме подарил. Они учились в одной группе в институте. [правнучка Иоганна Ольга Якубова со слов отца Ивана Вильмсен и тети Лауры Зудерман (Вильмсен)]"
В Омске проживал в «доме Мальчихиной» на углу Сенной улицы, тел 413, рядом был склад. В 1911-1913 гг. упоминается среди 12 крупных предпринимателей Омска в «Весь Омск, «Адресная книга Омска», «Сибирский торгово-промышленный календарь», в рекламе.

Давид Васильевич Мартенс (Martens, David W., 7 May 1865, #693804) умер в Новосибирске, 7.8.1941
Жена Екатерина Ф.
Дети:
Яков «Яша» 1903-1937
Давид «Витя» 1.11.1906-30.10.1978
   
     Не ранее 1878 стал владельцем хутора Блюменталь в Александровском уезде. Женился Давид не позднее 1902 года. Жена Екатерина была гувернанткой и моложе его на 15 лет. Дети родились в Омске, однако жили они какое-то время в Павлодаре. Давиду принадлежало «имение», но к 1915 году он разорился. Тяжелый ли характер, разница в возрасте или материальные неурядицы, но семейная жизнь прадеда разладилась. Жена пыталась сбежать с детьми, была сильная метель, Давид ее догнал и детей забрал. От тех событий осталась в семье поговорка: «у каждого свой вкус, своя манера, я люблю арбуз, а жена - офицера». Когда его сын, мой дед, сам обзавелся семьей и служил в армии, поговорка приобрела новый оттенок)) Неизвестно как сложилась жизнь прабабушки с ее офицером, дед держал сторону своего отца и позже на попытку ее с ним встретиться ответил отказом. Даже разговоры о ней были табу, так что не сохранилось ее девичьей фамилии. Как бы то ни было, во время первой мировой семье пришлось работать по найму, дети тоже работали: дед разносил газеты, позже вместе с отцом работал на стекольном заводе на подхвате – таскал в щипцах раскаленные пузырьки и однажды едва не угодил в чан со стеклом.
    После революции, видимо, стало совсем туго т.к. от того времени осталась история с дохлым верблюдом, от которого Давиду шея досталась при разделе. Позже дед «любил» куриные шейки, когда делилась курица за семейным столом, детям доставались крылышки и ножки, это с шуткой обыгрывалось. В 18 году семья прадеда нашла убежище в поместье Якова Вильгельмовича в Башкирии, скорее всего, они уехали из Омска вместе с семьей Ивана Вильгельмовича. Еда и работа – не так мало, для тех лет, там дед успел походить в лаптях и отзывался о них как самой удобной обуви в жизни. Прожили там 3 года и вернулись в Омск. Повзрослевшие Яков и Давид (военфельдшер) пошли служить «в армию», в 30-х это было подразделение НКВД, как называлось до этого не знаю, видимо, это предшественник внутренних войск.
   Яков Давидович женился, у него родились дочь Валя~1930г и сын Женя 1934. Прадед жил в  его семье, а Давида Давидовича перевели в 1934 в г. Топки (теперь Кемеровская обл.) В 1937 дед переехал в Новосибирск, экстерном, после месячной подготовки, сдал экзамены в Новосибирской фельдшерско-акушерской школе и ушел со службы, связав дальнейшую жизнь с медициной. В это время арестовывали его сослуживцев, чуть ранее был и на него донос*, но он попал на стол к знакомому деда, тот дал его прочитать и дела не завел. Яков же Давидович в этом году исчез. Неизвестно, арестовали его или что-то иное. Дед забрал прадеда к себе в Новосибирск из Омска, с ним он и прожил до своей смерти. Связь же с семьей Якова прервалась, возможно, сменили фамилию.
*Был пикник с семьями сослуживцев, бабушка пошутила о ком-то «вы чего уединились как троцкисты», «уединившаяся» решила доложить «куда надо».

 

    Анна Вильгельмовна Шульгина (Мартенс) (Martens, Anna, 3 Jun 1863, Reinfeld, #693803) родилась в поместье отца, восточнее Гуляй-поля, умерла в 1947, Донецк.
Муж Павел Шульгин (Paul Schulgin, 16 Jan 1862, Gulyaipole, #604576)
Сын Шульгин Павел «Павлуша» (Schulgin, Paul, 22 Apr 1893, Gulyaipole, #1374818) умер в 10.5.1957, Москва
   Бабушка рассказывала, что у Анны были густые волосы до пола, приходилось выстригать локоны, чтобы облегчить прическу. Вышла замуж за «инженера по корабельному делу», жили в Николаеве, затем переезжали и жили в Донецке, возможно в Самаре и Уфе. Революция застала их в Новониколаевске (Новосибирск). Здесь они похоронили мою пра-пра-бабушку (Goossen, Anna, 26 Feb 1840, #642978), которая жила с ними. Тут Анна с семьей сына жили до 30-х голов. Перед войной переехали в Донецк и попали под оккупацию. Перед отъездом приезжала в Топки к моему деду Давиду Давидовичу, своему брату, погостить. Дед попросил ее показать бабушке немецкую кухню. Вскоре кулинарное обучение поглотило деньги, отложенные на комод, Давид Давидович был вынужден его прервать: «Мать, готовь по-своему». «По-своему» было тоже вкусно, но предполагало меньше мяса.
   После войны семья сына Анны - Павла, вслед за зятем, перебралась в Москву.
   Мария Вильгельмовна Реймер (Мартенс) (Martens, Maria, 19 Dec 1879, #693807, она же 9 Dec 1879, #217904) Родилась в Гуляй-Поле, умерла в 1959, Абботсфорд, Британская Колумбия, Канада.
Муж Петр Андреевич Реймер (Reimer, Peter Heinrich, 23 Jan 1874, Kleefeld, Molotschna, #217899)
Дети:
Яков 1898 (не подтверждено 13 дек 1898 -  окт 1986 Chicago, Illinois 60645, USA)
Генрих 1900-1919
Вильгельм/Виллиам 10.06.1908, Владивосток – 11.04.1975 Chilliwack, Fraser Valley, British Columbia, Canada
Мария Уорт/Норт (Реймер) 1910  –  1995 или 2001, Kelowna, BC
Мария вышла замуж 4.09.1897. Петр Генрихович был старшим сыном учителя и проповедника. Сам тоже первоначально был земледельцем, в 1906 году они арендовали землю близ станции Асаново, вскоре Петр занялся коммерцией, много ездил по делам. После 1917 года жили в Харбине, откуда он отправлял посылки отцу и братьям, чем, по их словам [«В виду того, что государство требовало все больше сборов и налогов, что должно было выплачиваться зерном, наша горстка пшеницы таяла на глазах. В августе я написал письмо Петеру в Харбине в Сибири, в котором просил его помочь нам в нашем несчастье. Он тут же переслал нам ящик с провизиями, которых позже хватило нам на полтора года.»], спас их от голодной смерти т.к. на Молочной продукты реквизировали, а помощь от американцев мало кому досталась.
    В гражданскую войну, по-видимому, связь Манчжурии с Сибирью поддерживалась, поэтому, в отличие от братьев, Мария приехала на похороны Анны Гуссен в Новониколаевск. В 20-х Петр помог своему отцу Генриху с детьми от второго брака выехать в Канаду (дети от первого брака и сестра Петра Гертруда - жена Якова Вильгельмовича Мартенс – остались в СССР). Маршрут эмиграции самого Петра и Марии приводится как Сибирь, Китай, Корея, Япония, Голландия, Германия, Канада. Могу предположить, что отчасти маршрут определялся местами его работы на американскую фирму. Петр работал в Чикаго, но был представителем Интернэшнл Харвестер (International Harvester, I.H.C – производитель сельхозтехники) в Азии. Вскоре Петр и Мария расстались, второй его женой стала Юлия Иванецки (тетя Джулия, для его канадских племянников). Все они жили позже в Британской Колумбии, кроме старшего сына Марии Якова, жившего в Чикаго.

 

   О старших детях Вильгельме (Martens, Wilhelm W., 25 Jul 1859, #693801) и Генрихе (Martens, Heinrich W., 25 Feb 1858, #693800) Вильгельмовичах никаких воспоминаний не сохранилось, так что знания сугубо «бумажные». Возможно Генрих Витольдович за которым значатся 100 десятин Чистополя, неправильное написание Генриха Вильгельмовича. В Канаде троюродная сестра находила надгробие Генри Мартенс (25.02.1858-06.09.1942) и его жены Helena Martens (13.06.1864-22.05.1938).
    Упоминание о омских предпринимателях с подходящими инициалами от Willi Vogt.
    Помимо этого, нашел упоминание: «Значительным предприятием был и склад сельскохозяйственных машин братьев Мартенс, действовавший в пос. Ольгинском при ст. Москаленки Сибирской железной дороги. Его обороты и прибыли составляли соответственно в 1915 г. 70,0 тыс. и 6,3»
   [Немцы. Россия. Сибирь : [Сб. ст.] / Ом. гос. ист. - краевед. музей, Сиб. фил. Рос. ин-та культурологии; Сост. и науч. ред. - Вибе П.П. - Омск : Ом. гос. ист. - краевед. музей, 1997. - 241 с.; 20 см.; ISBN 5-901062-01-1  скрыть
История. Исторические науки -- Российская Федерация -- Немцы
История. Исторические науки -- Россия -- Политический строй -- Национальная политика -- Сибирь – Сборник] Правда ни до книги этой, ни до ее источников не добрался

   И пара слов об их отце Вильгельме Вильгельмовиче Мартенс (Wilhelm Martens 27 Sep 1832,  #133661).
   Он родился в богатой семье Вильгельма Вильгельмовича Мартенс (Martens, Wilhelm, 25 Apr 1811, #62073), скорее всего в Гальбштадте. По-видимому, вскоре после ранней смерти отца поселился в поместье Рейнфельд в Александровском уезде. Там он упоминается в материалах вновь созданного земства как гласный, шефствовал над парой почтовых станций, после расширения почтовой сети. Как водилось, на хуторе был стандартные хозяйственной набор: кирпичный завод, кузня, конная молотилка.

 

Фото и воспоминания из архивов Лауры Зудерман, Ольги Якубовой, Маргариты Лейбель, Галины Крысановой, Владимира Арбекова, Лиз Янцен и др.
   
Zuletzt geändert am 9 Dezember, 2018