Home | Chortitza Kolonie | Molotschna Kolonie | Dörfer in Russland | Bücherregal | Karten | Bilder | Namen | Sitemap

 

Schöubaunt (Шнурок)

 

Autor Irene Kreker (Email), alle ihre Berichte.

Übersetzung aus dem russischen von Tatjana Klassner (Email), alle ihre Berichte.

 

 

Schöubaunt


Eam Hüß aul miere Doag herscht de Rüh. Teene Freid. De Eanwouna – aus ütjestorwe.
Waut es pessiet?
De Schöubaunt es wachj jekoume. Neee, nichj de Schöubaunt von de Schou, sou heet onns bastet Kauttje nem Noume Schöubaunt. De junge Wetsche, waut opp am hild ewa aules, haud vonne Jeburt aun am veboude rüt te goune. Fleicht nichj gaunz veboude, see haud runt omm sou enjerechtet, daut ditt Kauttje nich rüt rahne kunn üttem Hüß. Ditt junge Mejaltje haud daut opp Lewes lang behaule, wau ea ieschtet Kauttje rüt kaum en futz unje de Reda vonne Meschien, waut vebie fuh. De Schoffa we nichj reed jekoume te bramse. En dee Angst,- ea Lieblentj te veliere, - saut deep benne be ditt junge Freelen. De Mutta vonnem Schöubaunt, deed heete – Peppsie. Pessiere deed daut eane Studentestaudt – Heidelberg wu onns junget Poa aunem Woulttraunt wohne deede. Desse Teenechlechje Kaut, jenau sou aus de Weatsche met eine stolte en groutoatige Figuajestault jintj eenmoul friewealich eam Woult nenn en kaum nie mea tredj. Daut junge Poa trühde eene Tiet romma en leete fe sich eenen von feeja Kauttjes von Peppsie.
Schöubaunt woss aus opp Hew opp. En nü we sien Schitsoul - Tüß sette. Hee kunn mette junge Lied speziere goune, aulla wejent, wo dee han jinje, ouba nichj oleen.
Sou fejinj uk de Somma. Kaum de goldne Howst. Daut junge Poa trock ne eene aundre Staudt. Eam Ellrehüß vom junga Maun. Dee wounde nü ean twee Stouwe unjerem Dack. Schöubaunt we ea Lieblentj: am foudade se, hojde se, lede sichj mett am toup schloupe. Hee we aus wann de Hauptpersoun eam Hüß. Am vezeide se, wanna mett siene Kralle oppe Poute de bebakte Wenj vekrautzd, ouda daut diere Zeich oppem Soufa, hee we dem gaunze Dach unjere Feet bie de Junge, spehld mett dehn, beletjt dehn, en heiheld sich aun dehn aun.
Schöubaunt we de Seel desse Femiele.
Een poa Doag tridj, aum Sinndachsmorje, onns Schöubaunt socht sich de pausende Tiet üt en jintj stelltjes derchem Fensta speziere en kaum nichj mea tridj. Wau hee vom dreade Stock sichj raufjeloute haud, we aulem onnkloa. Aul en poa Doag we eam Hüß eene Sehtjbrigade. Woard vehl jehielt. Eane Staudt wehre Bilda vonne Kaut vehonge. Woardt jebedt -wea dem finjd tridj brinje ouda sichj malde. Doa we jewes waut pessiet, sonst we hee aul lang tredj jekoume ne dehn, waut ahm ewa aules gout wehre. Uk de Hunga wud am schwind de Wachj ne Hüß wiese. Ouba hee es moa een Joa oult, weea weet, daut es je noch nichj een grouta Kouta. Hee sett jewes ierjentwu en haft sichj angst te bewiese. Frieheit es scheen, uba dann mottst uk weete, waut die aules entjejen koume kaun. En sou vehl Erfoarenj haud hee noch nichj. Tem sehtje haude se segoa noch nennjebunge en Hunt. En pooa mull eam Dach jintje se runt omm in sochte aules derchj. Fendoag wehrese bat dem Tieheim jegoune, waut buta de Staud we. Tjeene Spou.
Vejinje sewen Doag.
Aus de Hupnenj aul meist vegoune we tjlinjad eam Hüß de Tellefon. Een Meatjstje, mett ne flautaje Stemm sed, daut nechj wiet von de Trappe, waut eam Hüß nenn leide sett een grauet Kauttje, mett eenen rouden Baunt romem Hauls.
Aus ütte Pistohle, we wie Sehtjgrupp doa. Ean ditt jerieset Dinjtstje tjand wie onsem Schöubaunt. Fehungat, vepliesat saut hee nichj wiet vonne Hunjsboud en tjitjt trürech aulem hinjaraun waut vebie jinje. Oppeemul bleef sien Blitj opp waut Bekaundet stoune, dann sprunga de Wehtsche entjejen mettem lüden Mau, kaum platzlechj oppem Oarm en fung daut bekaunde Jesecht sou leewvoll te beleatje, aus wanna omm Vezeijung prachere deed.
De Freid jintj ewerem Rehme. Ditt Rodelje Meatstje word opp eemul Fe aulem de Heldin. Vear ahr bedankte sichj aula en dreatjte ahr aun sichj aun. Fe Schöubaunt word see nü een Frind, uk fe de gaunze junge Femielje.
Wou scheen esset wann aulles sou gout sichj eandat.                                                  

 

Шнурок

 

В доме уже несколько дней царит тишина. Не слышатся радостные голоса его обитателей.
Что ж произошло?
Пропал Шнурок. Нет, не шнурок от ботинка, а всеми любимый кот по кличке Шнурок. Молодая хозяйка, любя его безмерно, запрещала ему со дня рождения выходить на улицу. То есть не так, чтобы совсем запрещала, а просто создавала условия, чтобы Шнурок один не убегал из дому.
Девушка запомнила на всю жизнь, как её первая кошечка выскочила на проезжую часть улицы, и была сбита автомобилем. Шофёр не сумел вовремя отреагировать, нажать на тормоза. С тех давних пор страх – потерять любимое существо – прочно поселился в душе девочки.
Предшественница Шнурка, кошка Пепси, осталась примерно год назад навсегда в студенческом городе Хайдельберге, где, на его окраине, недалеко от леса, проживали тогда молодые. Эта чудная кошка царственного вида, похожая на миловидную хозяйку своей горделивой и величественной осанкой, ушла однажды своевольно в лес и не вернулась. Хозяева погоревали-погоревали и оставили себе одного из её четырёх котят.
Шнурок рос не по дням, а по часам, и его удел был – оставаться дома. Он прогуливался с хозяевами по мостовой, вдоль реки, около дома, сидел на террасе, но одному ему так и не удалось ни разу выскользнуть из дома или получить на то разрешение хозяйки.
 
Прошло лето. Наступила золотая осень. Молодые переехали в другой город, в дом родителей молодого хозяина, и поселились в двухкомнатной квартирке под крышей. Шнурок получал много внимания: его кормили, ласкали, спать с собой укладывали. Он был хозяином в доме. Если хотел прохаживался своими цепкими коготками по добротным обоям, или по дорогой ткани нового дивана, или тёрся у ног хозяев целый день, играл с ними в прятки и другие игры. Чего только не приобрели хозяева, чтобы его развлекать и не давать скучать.  Счастливый и вместе с тем очень довольный засыпал он с ними под и на одном одеяле.
Домочадцы в нём души не чаяли.
Несколько дней назад, в воскресное утро, Шнурок, выбрав подходящий момент, ушёл, без разрешения хозяев через приоткрытое окно на прогулку и не вернулся. Как ему удалось спуститься с третьего этажа дома, до сих пор остаётся для всех загадкой.
В течение нескольких дней в доме почти военная обстановка: много слёз, постоянно предпринимаются активные поисковые действия. По городу расклеены объявления с фотографией Шнурка и с просьбой звонить по телефону в случае обнаружения его следов.
Если бы Шнурок умел читать или не ушёл бы так далеко от дома, он бы непременно в тот же день вернулся. Наверняка он соскучился уже через пару часов по своим любимым хозяевам, да и голод не тётка – любого даже из укромного тайника на белый свет выведет. Правда, Шнурку недавно исполнился только годик, он, вроде, и взрослый, но совсем ещё несмышлёныш, настолько молод, что, вероятно, от страха потерял ощущение реальности и сидит в каком-нибудь укромном местечке в неподвижно в надежде, что его любимые хозяева найдут его в любом случае.
Свобода – это хорошо, но нужно уметь ею распорядиться. По крайней мере, тот, кто тебя приручил, должен нести ответственность за воспитание навыков, в частности, ориентации во внешнем мире, даже находящемся только за забором твоего дома.
Поиски продолжаются. Овчарка, по имени Лохматый, в первый же день тоже включена в поисковую группу. Два раза в день, утром и вечером, она вместе с хозяевами обследует местность. Шнурок оказался умнее Лохматого, спрятался и от его прозорливого ока и нюха.  Сегодня Лохматый посетил с хозяевами кошачий питомник, находящийся на окраине их небольшого городка. Более ста котов и кошек разных мастей проживают там на средства двух семей, заботящихся о бездомных животных.  К сожалению и разочарованию всех, занимающихся поиском, Шнурка среди этих кошек, когда-то тоже заблудившихся, не оказалось.
Прошло семь дней.
Когда уже почти всех покинула надежда отыскать Шнурка, в доме неожиданно раздался телефонный звонок. Детский голос, дрожащий от напряжения и волнения, сообщил молодой хозяйке, что под лестницей их дома находится кошечка, очень миловидная, серенькая, с красным шнурком на шее.  Ни минуты немедля, поисковая группа ринулась по адресу, указанному девочкой.
Какова же была радость всех, находящихся во дворе, когда в вымазанном существе, они узнали своего Шнурка. Изголодавшийся, чумазый, но гордый, он сидел безмолвно у собачьей будки и пристально вглядывался в пришельцев. Вдруг неожиданно для всех он совершил прыжок длиною в пару метров и с победоносным рычанием и мяуканьям ткнулся головой в ноги хозяйке. Он тёрся о её замшевые полусапожки и, счастливо мурлыкая, вымаливал у неё прощение.
Радости всех не было предела. Героем дня, да и нашего городка в целом, стала эта маленькая, неравнодушная к горю других рыжеволосая девчушка, к счастью, уже умеющая читать и набирать номер телефона. Девочка обрела в этот день новых верных друзей в лице домочадцев Шнурка. 
Этот случай послужил уроком и для Шнурка, и для его хозяйки, да и для Лохматого.
Хорошо, когда всё хорошо кончается.

Ирене Крекер, Кенцинген

   
Zuletzt geändert am 28 Dezember, 2017